Arjun Balaji — Противоборство криптовалютных взглядов.

Конфликты постоянно происходят в рамках криптовалютного сообщества. Активные споры развиваются на различные темы, при этом мало кто пытается прийти к компромиссам, приемлемым для обеих сторон. Примечательно, что в них участвуют люди, позиционирующие свои взгляды на прямо противоположных сторонах существующих проблем. Начиная от монетарного максимализма и распределения богатства, и заканчивая вопросами управления и алгоритмами консенсуса, обсуждаемые вопросы часто меняются, но ранее сформированные оппозиционные группы остаются нерушимыми. Таким образом, внутри них складывается непродуктивная привычка слепого противостояния.

В своих работах  A Conflict of Visions и The Vision of the Anointed, политический экономист и социальный теоретик Томас Соуэл (Thomas Sowell) говорит о том, что данный феномен происходит из-за фундаментальных различий в восприятии людьми природы систем и их ограничений. Подобный набор клише редко воспринимается нами осознанно, однако именно они являются сильнейшими драйверами человеческого мнения. В связи с недостаточным вниманием, уделяющимся взглядам, и учитывая их внушительное влияние, в Соуэл вводит механизм «противоборства взглядов» как способ анализа предположений.

Подчеркнув, как предположения играют фундаментальную роль в формировании наших взглядов, мы прольём свет на «противоборство взглядов» и идеологическую борьбу, проходящую в стане сторонников криптовалют.

Свой анализ мы начнём с определения структуры противоборствующих взглядов. Используя эту структуру, мы объясним конфликт «крипто» взглядов. Исходя из понимания конфликта крипто взглядов мы сможем оценить структуру аргументов в крипто сфере, прежде чем перейдём к сути данного анализа: представлению четырёх эпизодов, иллюстрирующих противоборство криптовалютных взглядов.

Общая картина

I. Определение понятий

II. Противоборство криптовалютных взглядов

III. Структура споров

Эпизоды

IV. Эпизод 1: монетарный максимализм против множества монет

V. Эпизод 2: «справедливость» распределения криптовалют

VI. Эпизод 3: Управление

VII. Эпизод 4: Proof-of-work против Proof-of-stake

VIII. Будущее остаётся за нами

Определение понятий

Для того, чтобы разобраться в противоборстве криптовалютных взглядов, в первую очередь важно определить, что такое взгляд по Соуэлу. Простыми словами взгляд — это интуитивное восприятие того, как что-то должно работать, набор предположений об ограничениях и природе процессов в окружающем мире, позволяющих человеку понимать (или хотя бы верить в собственное восприятие) почему вещи работают так, а не иначе. Соуэл разделяет наборы предположений на «ограниченные» и «неограниченные».

Ограниченное видение

В основе каждого взгляда лежит чёткая уверенность в наличии, или осознание присутствия некоторых ограничений. Люди с ограниченным видением видят некоторые реалии как неизбежные, “ограниченность ресурсов, личные интересы, человеческий фактор, злые намерения.” [1] Имея ограниченное видение, единственным способом развития является понимание фундаментальных законов природы, а единственной возможностью создания инноваций является соблюдение определённых параметров, явно определённых этими законами.

Ограниченное видение предполагает, что в ситуации, где А лучше Б, это не важно, если А представляет собой нереалистичный сценарий. Например, несмотря на то что полёт стал бы возможен, отмени мы гравитацию, или войн бы не стало, отмени мы жестокость, это всё равно не возможно в реальном мире. Подобным образом развиваются идеи, подобные Невидимой Руке Адама Смита и Спонтанного Порядка, описывающие человеческие ограничения и выдвигающие идеи, трансформирующие эти ограничения в прогресс.

Ограниченное видение направлено на принятие решений, через определение компромиссов, больше, чем на поиск каких-либо решений. Учитывая ограниченный выбор, ограниченное видение стремится прийти к наилучшим компромиссам, принимая тот факт, что «неудовлетворённые потребности» никуда не денутся. Таким образом «конкретные решения конкретных проблем гораздо менее важны, чем наличие и поддержание верного процесса принятия компромиссов и коррекции неизбежных ошибок.» [2]

Неограниченное видение

Люди с неограниченным видением верят в то, что единственным ограничением в достижении необходимого результата является недостаточно развитое воображение. Исходя из этой парадигмы, фундаментальные проблемы любой системы существуют только потому, что люди недостаточно мудры, заботливы, изобретательны, или честны: с правильным подходом недостаток ресурсов может быть преодолён, личные интересы скорректированы, недостатки исправлены, а всё зло искоренено. Вместо построения механизмов вокруг фундаментальных ограничений, неограниченное видение предполагает возможность реконструкции мира, чтобы избавиться от его недостатков. Таким образом, «сложные проблемы с болезненными компромиссами просто не являются частью неограниченного видения.» [3]

Вопросы, возникающие в рамках неограниченного видения сосредоточены на том, как можно избавиться от конкретных негативных факторов в сложившейся ситуации для её решения. В рамках этого процесса, процесс принятия решений сводится к выбору идеального решения, а не поиску компромиссов. При наличии подходящей инновации, для конкретного улучшения понадобится пойти на несущественные жертвы, или вовсе отказаться от них. В рамках неограниченного видения, вопросы осуществимости не являются первостепенными, так как компромиссы почти не отражают разнящихся предпочтений и обстоятельств среди людей.

В обоих случаях, вне зависимости от предположений, желаемый итог остаётся неизменным. Оба направления ставят перед собой цель прийти к наилучшему возможному решению. Так как эти предположения являются фундаментальной основой принятия решений, консенсус по поводу достижения целей достигается крайне редко.  Оба направления признают, что мир неограничен в своих потребностях и верят в наличие оптимального способа их удовлетворения.

В соответствии с делением на «ограниченное» и «неограниченное», одно из видений предполагает, что мы не можем получить абсолютно всего, чего хотим (ограниченное), а другое создано с верой в неограниченный человеческий потенциал (неограниченное). Поэтому не стоит удивляться, что приверженцы каждого из видений приходят к противоположным выводам по поводу достижения желаемого результата.

Противоборство криптовалютных взглядов

Учитывая определённую выше классификацию, довольно легко заметить как много значительных ошибок в криптовалютной лежит на границах разрыва между ограниченным и неограниченным видением. Блокчейн сфера только зарождается и представляет собой огромный холст с большим полем для экспериментов и десятков тысяч участников, каждый из которых преследует собственные цели.

В отсутствие широкой интеграции, участники системы возвращаются к сюжетно-тематическим картинам. При определении подобных нарративов, мы видим как раскалывается блокчейн сообщество — является ли крипто сфера в конечном итоге гипер-капиталистическим, как в книге Атлант Расправил Плечи, или общество без посредников, вдохновлённое радикальными рынками (или она является и тем и другим)? Нарративы нестабильны даже внутри блокчейн сообщества, например восприятие Bitcoin и Ethereum менялись с течением времени.

Данный пост основывается на работе Ника Картера (Nic Carter) и Хасу (Hasu), изучавших эволюцию сюжетно-тематических картин, связанныз с Bitcoin (а также на подобной работе Филипа Перейры (Felipe Pereira) в отношении Ethereum). Хотя исследователи сосредоточились на объяснении процесса развития нарративов, недостаточное внимание было уделено контексту этих изменений: являлись ли эти трансформации попросту оппортунистическими, произошли ли в результате смещения коммерческих (и инвестиционных) возможностей в криптовалютной экосистеме, или они отражают более фундаментально разрозненные философские направления?

Наиболее явное разделение между «криптофинансами» и «криптотехнологиями» является хорошей, но не полной отправной точкой. Мы считаем, что эти различия не сводятся к противоборству силиконовой долины и шифропанков, так как многие шифропанки не являются ярыми защитниками конфиденциальности на базовом уровне и многие предприниматели, придерживающиеся видения Сатоши, знают о концепции своих коллег «двигайся быстро и ломай всё на своём пути», эти различия являются более основополагающими, и отражают ограниченные и неограниченные видения будущего, в построении которого могут помочь технологии.

Структура споров

Arjun Balaji - Противоборство криптовалютных взглядов.

Модель социального контракта Bitcoin Хасу (Hasu) иллюстрирует дуалистическую природу взаимодействия между социальным контрактом и реализацией в публичных блокчейнах.

Почти каждый спор по поводу криптовалют происходит на социальном уровне. На то есть веская причина, учитывая природу моделей управления сетями, которой руководствуются многие публичные блокчейны, решения по поводу консенсуса часто усиливают будущее последствия. Таким образом, к дизайну относятся с осторожностью и принятием во внимание крупных исторических споров:

  • Возможно ли наличие устойчивой и долгосрочной модели обеспечения безопасности при фиксированной эмиссии денег (средняя или высокая инфляция)?
  • Насколько важна возможность внесения программных изменений и открытость, учитывая повышающееся количество потенциальных уязвимостей и возрастающие риски, связанные с безопасностью?
  • Нужна ли «абсолютная» конфиденциальность на базовом уровне, если она увеличивает сложность верификации количества доступных в системе денег (или требует большего доверия эмитентам, или лицам, обслуживающим систему)?
  • Является ли увеличение размера блока, а также снижение транзакционных комиссий и допущение линейного роста цен на полноценный узел, недальновидным решением, учитывая отсутствие понимание дальнейших технологических продвижений?

Подобные дебаты редко представляются как таковые. Вместо представления идей в виде вопросов, или предложения компромиссов, дискурс, будь он в рамках крошечного чата в Telegram, или на сцене крупной конференции, сводится к религиозному буйству и эмоциям. Криптовалютные цены представляют собой обновляющуюся в реальном времени таблицу выигрывающих нарративов, при этом многие занимаются «шиллингом» монет в своих портфелях в рамках дебатов.

Итогом большинства споров является замена непрозрачной прокламации на аргументы. Энтузиасты возвращаются к едким замечаниям пустой риторике — уже популярные существующие технические функции «останутся надолго», а предложенные функции «неизбежны». Непопулярные существующие функции являются «устаревшими», а непопулярные и амбициозные предложения «не реалистичны».

Arjun Balaji - Противоборство криптовалютных взглядов.

Для обхода пустой риторики, Соуэл предлагает применять общие принципы здравого смысла (которые, несмотря ни на что, часто игнорируются), приведённые выше:

  1. Все утверждения справедливы, если вы можете перефразировать их условия.
  1. Любую статистику можно экстраполировать
  1. А может всегда превосходить Б, если Б учитывается не полностью, или если А преувеличивается
  1. На каждого эксперта найдётся равный по силам эксперт с противоположной точкой зрения, однако не на каждый факт найдётся равный и противоположный факт
  1. Любые меры успешны для крайне низких стандартов и неудачны для крайне высоких
  1. Большинство переменных могут показывать как восходящий, так и нисходящий тренд, в зависимости от выбранной точки отсчёта
  1. Вы всегда можете создать долю, путём возвышения одной переменной над другой, однако это не отражает какой-либо причинно-следственной связи между ними, как и полученный коэффициэнт не обязательно связан с чем-либо в реальном мире

Внимательное изучение принципов Соуэла способно пролить свет на недостаток осмысленного принятия, которым грешит большинство криптовалютных споров.


Эпизод 1: монетарный максимализм против множества монет

Изначально в крипто сфере существовал только Bitcoin, выпущенный Сатоши, который, судя по всему, не был вовлечён в его создание. Так как Bitcoin был направлен исключительно на предоставление новой системы электронных денег, которая не полагалась на централизованного эмитента, энтузиасты и разработчики были главным образом озабочены безопасностью (кодовой базы) и ещё раз безопасностью (монетарной политики). Исторически, изменения, внесённые в Bitcoin, обсуждались не только по существу, но также и учитывая их второстепенные и третье степенные эффекты, оказываемые на безопасность.

Первоначальное шифропанковое движение Bitcoin никогда не было сосредоточено на «блокчейн технологии». До сегодняшнего дня, большинство «Bitcoin максималистов», или «шиткоин минималистов» видят назначение Bitcoin в качестве стихийной народной инженерии, являющейся прямой противоположностью более формальной нисходящей управленческой структуры, применяемой в проектах типа Ethereum, Tezos, и других.

Вдохновлённые взглядами Австрийских экономистов, приверженцы Bitcoin исторически склонялись к «упрощённому» и «состязательному» взгляду на мир, который отпечатался на понимании монетарной истории: «убойное применение» это деньги и Bitcoin имеет наибольший потенциал в качестве альтернативных денег на мировой арене. Согласно их взглядам, попытки других проектов создать лучший Bitcoin и повторить его «фундаментальные ограничения в дизайне» являются результатом непонимания изначальной цели Bitcoin.

Там, где приверженцы Bitcoin атакуют, используя историю, приверженцы наличия множества монет защищаются видением, часто критикуя подобные «упрощённые» взгляды. Неограниченное видение предполагает веру в то, что «серьёзным недостатком воображения (другими словами простого наблюдения) является мышление о том, что криптосфера не может предложить ничего лучше медленной и волатильной формы надёжных денег.»

Согласно набору неограниченных предположений, Bitcoin может быть определён в качестве части «эры калькуляторов» в рамках криптовалют, как это недавно объяснил партнёр Андрисэна Хоровитца (Andreessen Horowitz), Джесси Уолден (Jesse Walden):

Многие утверждают, что самой важной особенностью децентрализованной денежной системы является безопасность, а не возможность внесения изменений на программном уровне, и что ограниченный язык написания скриптов в этом случае является не багом, а фичей. Исходя из подобной трактовки, Bitcoin выглядит больше, как калькулятор, нежели компьютер (и это позитивная характеристика!). Он построен ради определённой цели и хорошо с ней справляется, однако разработчикам, стремящимся ко внесению изменений и созданию приложений, был необходим переход к новой архитектуре.

Для людей с неограниченными взглядами, Bitcoin недостаточно концептуален. Таким образом, одна и та же особенность (например комплексная программируемость) может рассматриваться ограниченным видением как недостаток, а неограниченным видением как достоинство. Соуэл (135) проясняет это разделение:

Перед людьми с неограниченными взглядами стоит вопрос: как можно убрать конкретные негативные особенности сложившейся ситуации для создания решения? В это же время люди с трагическими взглядами спрашивают себя: чем нужно пожертвовать для достижения какого-то конкретного улучшения?

С другой стороны, для ограниченного видения не существует решений, только компромиссы. Разработчики Bitcoin, такие как Джимми Сонг (Jimmy Song) говорят о том, что для блокчейн технологии характерны жёсткие компромиссы, начиная от высокой стоимости разработки и поддержки и заканчивая координацией комплексных инициатив между различными участниками. Bitcoin максималисты видят сторонников «блокчейна» и «токенизации», как упускающих суть: для распределённого реестра любая проблема мотивации выглядит как актуальная.

Arjun Balaji - Противоборство криптовалютных взглядов.

Рекламная компания Ethereum в конце 2016 говорила о «неостановимых приложениях», открывающих разработчикам огромные возможности, многие из которых до сих пор не изобретены. Несмотря на преимущества полноты по Тьюрингу, она вызывает потребность в серьёзных компромиссах.

Большое количество инвесторов в Кремниевой Долине всегда размышляли об ультимативном применении блокчейнов в создании новых рынков, Навал Равикант (Naval Ravikant) даже высказал знаменитую мысль о том, что блокчейны могут заменить сети на рынки. Информационный директор Pantera Capital Доуи Краг (Joey Krug) видит освобождение от посредников в лице традиционных компаний сутью их тезиса о «блокчейн технологии», предполагая что в своей развитой форме блокчейны способны на создание рыночных площадок в индустриях, далёких от финансовых услуг, попутно переворачивая традиционные компании вверх дном:

Блокчейн технология подходит для рыночных площадок с большим количеством участников — например для финансов. Другие возможности применения, которые на самом деле соприкасаются с финансовыми рынками, включают в себя: площадки по хранению файлов, такие как Filecoin; рынки вычислительных мощностей; площадки по торговле внутриигровыми предметами; рынки доменов, подобные Handshake; привычный нам игорный бизнес, как у FunFair; и обмен экономическими протоколами, как у Origin. Эти проекты будут усиливать классический процесс избавления от посредников: оставлять за бортом традиционные корпорации, ориентированные на извлечение прибыли, и заменять их программным обеспечением. ПО покоряет как мир, так и само себя.

Приверженность Кремниевой Долины неограниченным взглядам очевидна. Определяя сети, подобные Bitcoin, в первую очередь как программное обеспечение, она воспринимает технологии как первостепенный фактор, а монетарную политику как второстепенный. Таким образом, «блокчейн» становится просто одной из зарождающихся платформ в рамках постоянно развивающейся инфраструктура интернета (Web 3.0). В своей статье «что ждёт нас после open source? (“What comes after open source?”), Денис Назаров элегантно описывает эту точку зрения:

За годы своей деятельности инновационные компании произвели на свет невероятно полезные сервисы (поиск, карты, социальные сети, коммерция), однако дальнейшая комбинаторная инновация недоступна сторонним разработчикам и предпринимателям. Построение похожих сервисов с нуля настолько поздно и на равных условиях является безнадёжным.

В результате эволюции крипто сетей, они с большой вероятностью будут хорошо мотивировать на переход рынка на следующий уровень и на создание открытых услуг, ранее находящихся под влиянием закрытых разработчиков. Открытые сервисы в рамках крипто сетей будут представлять беспрецедентные возможности для инноваций для следующего поколения разработчиков и предпринимателей.

Использование языка

Технологическое объяснение потенциала блокчейн технологии отрицает текущие сдерживающие факторы, в надежде на технологический прогресс. Неспособность к подобным взглядам часто приравнивается к недостатку воображения у «сомневающихся». Кто бы мог увидеть потенциал интернета в 1995, учитывая тогда только зарождающуюся интернет архитектуру, или предсказать взрыв мобильных приложений, изменивших мир, когда вышел только первый, довольно ограниченный iPhone? Соуэл поясняет:

Трудно разрешимые проблемы с болезненными компромиссами попросту не существуют для людей с неограниченными взглядами. Проблемы существуют только лишь потому, что другие люди недостаточно умны, или обеспокоены, или недостаточно креативны и смелы, как люди с неограниченным видением.

Это заметно даже в подборе определённых слов в среде людей, с неограниченными взглядами, Соуэл отмечает, что «словарь людей с неограниченным видением наполнен словами, отражающими их отрицание растущих компромиссов и приверженность категориальным решениям».

С более широкой точки зрения, использование языка сильно отражает индивидуальные взгляды. Например, термин «шиткоин минималист» отражает ограниченный взгляд на потенциальные решения человеческих проблем на блокчейне.

Сам по себе термин «Bitcoin максимализм» был уничижительно высказан Виталиком Бутериным, который основал Ethereum после категоричного отказа от его предложений по существенному расширению имеющегося набора функций Bitcoin. С тех пор этот термин стал применяться в качестве атакующего аргумента, особенно после того как Виталик отметил, что «желает угасания *Bitcoin максимализму*, но только потому что идеологически Bitcoin максимализм стремится к уничтожению остальных платформ». Хоть сам термин и был принят Bitcoin максималистами для отражения наглядных монетаристских взглядов, приверженцы многообразия монет часто используют его для противостояния заявлениям Bitcoin максималистов, а Виталик проясняет свою точку зрения, даже доходя до использования слова «ограничивать»:

Это потому, что я воспринимают максимализм по отношению к одной монете как олигархичную рентоориентированную идеологию, серьёзно ограничивающую возможные криптовалютные инновации, и ставящую во главу угла политический процесс (управление Bitcoin), а не рыночную конкуренцию?

Соуэл предвосхищает этот конфликт в своей работе, поясняя, что «популярная личность часто вешает на людей постоянные ярлыки, основываясь на временных обстоятельствах», чтобы больше укрепиться в качестве проигрывающей стороны, подогревая мировоззрение «мы против них». Подобные ярлыки не приносят никакой пользы — интересы нескольких «токсичных» Bitcoin максималистов не отражают взглядов всего Bitcoin сообщества, которое даже не подозревает о нюансах онлайн дискурса о криптовалютах.

Bitcoin максималисты ещё больше отстраняются от неограниченного видения, отмечая, что его приверженцы далеки от научного знания. Даже убеждённые сторонники неограниченных взглядов понимают разницу между реалиями сегодняшних технологий и мечтами о завтрашних, Уолден отмечает:

Принципы работы будут определяться открытыми исследованиями. Сторонники архитектур «серверной эры» постулируют, что «облачная эра» будет распространяться через стандартизацию и абстракцию связей внутри блокчейнов между гетерогенными блокчейнами. Другие, подобные Ethereum 2.0 (Serenity) и Dfinity, направлены на шардинг версий гомогенных и полных по Тьюрингу сетей. Третьи исследуют полостью новые архитектуры, которые были бы способны проводить вычисления за пределами сетей.

Через призму технологического утопизма, или ошибки нирваны, осуществимость воспринимается в последнюю очередь и подвергается атакам различных предположений, в рамках модели венчурного капитала, вместо выявления компромиссов в постоянно развивающемся пространстве новых идей и разработок.

Эпизод 2: «справедливость» распределения криптовалют

С самого зарождения индустрии, споры по поводу «справедливости» различных криптовалют выливались в горячее обсуждение того, как будет выглядеть распределение богатства в будущем. Это вполне ожидаемо, если криптовалютам удастся реализоваться в соответствии с видением шифропанков, они представляют из себя величайший способ передачи богатства в истории. Учитывая популярность мировых обсуждений неравенства доходов, потенциал криптовалют в обострении существующих проблем занимает умы многих участников системы.

На протяжении нескольких лет, многие пытались количественно определить данное неравенство, в их число вошла работа Баладжи Сринивасана (Balaji Srinivasan), рассматривающая коэффициенты Джини в рамках различных сетей. Эти исследования вызвали бурную реакцию со стороны как криптовалютных энтузиастов, так и сторонних критиков, включая:

Создателя Dogecoin, Джексона Палмера (Jackson Palmer):

Криптовалютного аналитика Фердуса Баи:

В дополнении к этому, профессор из Нью-Йоркского университета и известный криптовалютный критик Нуриэль Рубини (Nouriel Roubini) отмечает, что «коэффициент неравенства BTC хуже, чем у Северной Кореи, у которой самый худший показатель на Земле».

Данный конфликт представляет собой очередной пример напряжения между ограниченными и направленными снизу взглядами Bitcoin максималистов, уверенных в бесполезности попыток организации «идеального» распределения богатства, и критиками, уверенными в том, что Bitcoin максималисты «несправедливо» вознаграждены за принятие технологии на ранних этапах её развития. Защитники ограниченного видения говорят о том, что назначение Bitcoin попросту состоит в предложении не-суверенной альтернативы деньгам, в особенности это касается невозможности конфискации и обесценивания, а распределение Bitcoin идеально калибруется свободным рынком, который вознаграждает инвесторов в зависимости от их способности к риску.  Некоторые добавляют, что учитывая эмпирические предположения о том, что богатство перераспределяется с рыночными циклами, опасения по поводу распределения преувеличены и являются проблемой, которую решает свободный рынок.

Там, где приверженцы неограниченного видения желают определённого распределения богатства в обществе, ограниченное видение поясняет, что это противоречит единственной цели Bitcoin: предотвращать насильственное распределение средств. И здесь Соуэл метко комментирует практику материального неравенства:

Если человек уверен, что доход и богатство должны возникать способом, отличным от существующего, путём безвозмездного распределения со стороны некоторой централизованной организации, подобная мысль должна быть выражена открыто, без эмоций и честно. Если же предлагать смену варианта распределения А на Б, то проблема не отражается должным образом и радикальное институциональное изменение маскируется под простое изменение деталей. Термин «распределение», несомненно, может быть использован более чем в одном значении… На самом деле речь идёт о том, что показатели выглядят неправильно [для людей с неограниченным видением], и именно тот факт, что множество целей, преследуемых миллионами людей при транзакциях на рынке должно подходить определённой статистике наблюдателей [с неограниченными взглядами] имеет значение.

Несмотря на это, конфликтующие взгляды остаются. Продвигается наибольшее количество амбициозных экспериментов, включающих в себя попытки создания «Универсального Базового Дохода через массовый airdrop” и разработку денежных систем, альтернативных Bitcoin, специально служащих для предотвращения долгосрочного накопления богатства. Приверженцы ограниченного видения не соглашаются с данными идеалистическими формами с точки зрения практичности: несмотря на благие намерения, ранние версии этих систем часто наивно устроены и игнорируют второстепенные и третьестепенные эффекты исходящей сверху манипуляции мотивационными механизмами. Во многих случаях, подобные предложения могут навредить тем, кому призваны помогать, создавая уязвимые, или неправильно работающие системы мотивации, усиливающие существующее неравенство.

Эпизод 3: Управление

Мета-проблема управления open-source протоколами является давно существующей причиной споров, делящих людей на приверженцев ограниченных и неограниченных взглядов.

Согласно ограниченному видению, оптимальное управление достигается восходящими попытками минимизации субъективизма и необходимости в доверии, в то время как неограниченное видение предполагает, что оптимальное управление достижимо через формализованный сетевой подход, взаимодействующий с существующими нисходящими легальными практиками.

Модель Ника Сабо (Nick Szabo) мокрого и сухого кода продолжает иллюстрировать природу этих конфликтующих взглядов. Исходя из наиболее простого описания, «мокрый код» интерпретируется людьми, а «сухой» компьютерами. Примерами мокрого кода являются закон и традиционные контракты. Примерами сухого кода являются смарт-контракты, безопасные права собственности и система доменных имён. Человеческий язык находится где-то между этими двумя понятиями: если компьютерной программе удаётся перевести текст на множество языков, то в таком случае человеческий язык может считаться сухим кодом.

Разделение между мокрым и сухим кодом поднимает ряд вопросов по поводу того, насколько возможно формализовать управление, нее прибегая к человеческому субъективизму. Если мокрый код по-существу считывается людьми, а сухой код машинами, ограниченное видение бы постулировало о том, что трансформация юридической системы из мокрого кода в сухой не только усложнит процесс, но также приведёт к наличию человеческого субъективизма.

По причине сложности и непостижимости специфики законодательства и управления, приверженцы ограниченного видения выступают против полностью формального управления внутри сети: введение «законов в виде кода» становится крайне субъективным и, скорее всего, не будет учитывать непредсказуемые изменения в реальном мире.

«Закон в форме кода» становится непривлекательным, так как избегание человеческого субъективизма и необходимости доверия внутри сети является главным приоритетом ограниченного видения. Как подчёркивает разработчик Bitcoin Core, Мэт Коралло (Matt Corallo), «отсутствие необходимости в доверии является способностью использовать Bitcoin без необходимости доверять чему-то, кроме открытого кода, который вы запускаете». Ограниченное видение постулирует, что формализованная система управления, добавляющая стойкий субъективизм в открытое ПО, нанесёт удар по автоматизированной целостности и потребует дополнительного доверия.

С использованием формального управления в сети, внесение изменений в сухой код становятся абсолютно произвольными, чего избегает ограниченное видение через расстановку приоритетов и предварительный анализ процессов. Как предлагает Соуэл:

Для последователей популярной личности, вопрос заключается в выборе наилучшего решения, а для людей с трагическими взглядами более фундаментальные вопросы звучат, как: Кто должен выбирать? Через какой процесс? Каковы последствия принятия неверного решения?

Формальная система управления программным обеспечениям создана с применением сухого кода чего-то, что ранее было мокрым кодом. В результате, контроль и доверие ПО переходит к людям. Согласно неограниченному восприятию, люди должны иметь возможность изменять реализацию сети на протяжении её развития, так как люди осознают истину. Таким образом, данная точка зрения противоборствует субъективному мышлению о том, что минимизация доверия через автоматизацию ПО является оптимальным, отказываясь принимать подобное в качестве «закона».

На практике, под влиянием ограниченного видения, автоматизированное управление ограничено соблюдением набора верификационных правил, так как это устроено в модели управления Bitcoin. В случае неудачно принятого мокрого кода, подобная система откатится к форку, изменению в протоколе, влияющему на справедливость набора правил. Так как форки выглядят как баги для людей с неограниченными взглядами, ценность управления внутри сети состоит в том, что оно специально избегает форков и направлено на улучшение возможностей по обновлению. Однако, при формализации управления, риски проведения форков по на первый взгляд идеальной схеме, потенциально может означать субъективную природу данной схемы. Согласно ограниченному видению, подобная практика вредит долгосрочной устойчивости протокола.

Эпизод 4: Proof-of-work против Proof-of-stake

Механизм консенсуса Bitcoin proof-of-work является отражением ограниченного видения и работает, основываясь на фундаментальных ограничениях, а не на попытке их переиначить. Впервые описанный Ником Сабо в его работе Деньги, блокчейны и социальная масштабируемость, консенсус Bitcoin proof-of-work проецирует наши когнитивные ограничения и поведенческие тенденции через намеренный компромисс: приносит в жертву масштабируемость вычислительных мощностей, чтобы улучшить социальную масштабируемость.

Фича для ограниченного и баг для неограниченного видения.

Возможность участия в «институциональной технологии» основывается на технологии, мотивирующей участие и защищающей систему вместе с её участниками от вредоносных действий. Через улучшение социальной масштабируемости, которая эффективно достигается с помощью proof-of-work, максимизируется число людей, для которых выгодно пользоваться сетью. Таким образом, ограниченное видение proof-of-work постулирует, что успех Bitcoin не должен определяться его вычислительной эффективностью, напротив важна социальная масштабируемость, усиливаемая минимизацией необходимости в доверии.

То, что по мнению людей с неограниченным видением является неэффективным и не масштабируемым, люди с ограниченным видением видят не только как намеренный компромисс, но и фундаментальную особенность: специализированное железо должно выполнять функцию, единственным назначением которой является подтверждение того факта, что компьютер на самом деле выполнил дорогостоящие вычисления. Как отмечает Ник Сабо (Nick Szabo), «результативное потребление ресурсов и ограниченная вычислительная масштабируемость являются образующими факторами для необходимого уровня безопасности для независимой, бесшовно глобальной и автоматизированной целостности».

Хотя оптимальна реализация как вычислительной, так и социальной масштабируемости, приверженцы ограниченного видения признают, что этого невозможно достичь, не поставив под угрозу безопасность. В основе науки о компьютерах лежит фундаментальное понимание компромиссов в области безопасности и производительности там, где автоматизированная ценность необратимо будет требовательна к ресурсам. Даже учитывая прорывы в компьютерных технологиях, люди с ограниченными взглядами понимают, что общая целостность и абсолютное отсутствие необходимости в доверии недостижимо, что делает намеренные и явные компромиссы ещё более важными. В результате, люди с ограниченным видением принимают необратимость подобных компромиссов, а также понимают, что «возможно, сильное улучшение, сохраняющее целостность, недостижимо». [4]

Восприятие proof-of-work людьми с неограниченными взглядами в корне отличается. Вместо того, чтобы утверждать, что proof-of-work жертвует эффективностью вычислительных мощностей во имя социальной масштабируемости, сторонники неограниченных взглядов говорят о том, что proof-of-work неоправданно потребляет гораздо больше ресурсов, чем создаёт, давая начало затратной и архаичной системе, нуждающейся в улучшениях.

Часто, приверженцы неограниченных взглядов используют статистику измерения объёмов энергии, затрачиваемых на проведённые транзакции для показания «растратности» proof-of-work. Если рассматривать эту статистику, становится понятно, почему согласно неограниченному видению, proof-of-work так скандально не эффективен: «Bitcoin потребляет столько энергии в день, сколько производили бы 5 Хиросим» для проведения всего лишь “ничтожной части транзакций, которые может провести платёжная система уровня Visa».

Использование подобного аргумента для иллюстрации неэффективного расходования энергии proof-of-work подразумевает, что минимизация необходимости в доверии не воспринимается, как необходимая функция в рамках неограниченного видения. Если бы это было не так, то сравнение Bitcoin и Visa было бы бессмысленным: Visa не может предложить сопоставимые улучшения в социальном масштабировании через минимизацию необходимости в доверии именно, потому что эта система является более «эффективной с точки зрения вычислений». Подобное сравнение не только отметает существующие ограничения, но и пытается приравнять две абсолютно несвязанные переменные (например, энергозатраты и объём транзакций никак математически между собой не связаны). Как подчёркивает Соуэл, ошибочная ассоциация подобных переменных приводит к «статистической экстраполяции, не подкреплённой анализом настоящих процессов, в результате которых были получены рассматриваемые данные». [5]

Бесплатная альтернатива?

Определение proof-of-work, как затратного механизма консенсуса, предполагает наличие более дешевой и экономной альтернативы. Люди с неограниченными взглядами считают, что proof-of-work ещё не полностью уступил альтернативному решению возможно из-за недостаточной обеспокоенности по поводу окружающей среды, или недостаточное воображение в отношении технологических улучшений, согласно Эмину Ган Сиреру (Emin Gun Sirer):

Спустя 100 лет будущие поколения будут говорить о мании PoW с таким-же озадаченным видом, с которым мы рассматриваем другие мании. Абсурдность траты энергии на внесение мелких изменений в электронный леджер будет становится всё более очевидной. Мы будем рассматривать всё это также, как рассматриваем хлорфторуглероды и этилированный бензин. Нам необходимо заменить PoW более эффективной системой.

Как мы отметили ранее, неограниченность взглядов заключаются в стремлении убрать конкретные негативные особенности существующей ситуации в поисках решения. В контексте proof-of-work, вопрос, которым задаются люди с неограниченными взглядами, звучит как: “каким образом можно избавиться от вычислительной неэффективности и растраты энергетических ресурсов консенсуса proof-of-work для создания лучшего механизма контроля сивиллы и алгоритма консенсуса?»

В попытках ответить на этот вопрос были созданы механизмы, подобные proof-of-stake, который стал наиболее популярным, со слов Виталика Бутерина:

«Философия proof-of-stake заключается не в ‘трате энергии ради безопасности’, а в ‘обеспечении безопасности через постановку на противоположную чашу весов экономической ценности’.

Согласно системе proof-of-stake, блокчейн обновляется и принимает новые блоки через процесс, в рамках которого любой держатель монет в системе может поучаствовать, а влияние каждого участника пропорционально числу хранимых монет (стейку). Подобная альтернатива гораздо более эффективна, чем ‘майнинг’ в рамках proof-of-work, и позволяет блокчейнам работать без необходимости в затратах на дорогостоящее оборудование электричество».

Согласно неограниченному видению, proof-of-work классифицируется всего лишь как механизм по контролю сивиллы. Таким образом, существует ещё более весомое оправдание отказа от траты энергии на производство монет. Эмин Ган Сирер (Emin Gun Sirer) поясняет:

Arjun Balaji - Противоборство криптовалютных взглядов.

Энергия, потраченная на производство монет, абсолютно бесполезно потрачена, так как не обеспечивает базовой цены монет, таким образом из системы просто уходит ценность. Это подобно тому, что высокая стоимость печати Тайских Батов не гарантирует их большую стоимость, чем USD. В результате мы имеем только стоимость конкуренции между майнерами.

Таким образом, в рамках неограниченного видения, целью является внедрение бесплатной по своей природе экосистемы, из которой бы не утекала ценность. В рамках proof-of-stake, от участников сети не требуется использования чрезмерных объёмов энергии для поддержания неизменимости реестра, что значительно снижает трудозатраты. Снижение трудозатрат было бы более справедливым и больше бы стимулировало сообщество на принятие участия из-за низкого входного ценза. Особенно, приверженцы неограниченных взглядов делают упор на то, что, отняв майнинг у участников системы с доступом к дешёвой энергии, работу можно было бы распределить более равномерно, что привело бы к более демократичной системе. Избавившись от особенности, которая обеспечивает ценность в системе proof-of-work, proof-of-stake переносит безопасность на ценность, хранящуюся внутри системы. Как отмечает Дэвид Якира (David Yakira), «в каком-то смысле, система PoS является рекурсивной, увеличение хранимой ценности подразумевает лучшую безопасность, которая повышает ценность, и так далее».

Напротив, согласно ограниченному видению, определение proof-of-work в качестве механизма, годящегося только для контроля сивиллы, не является исчерпывающим и тривиализирует его назначение. Proof-of-work также воспринимается, как необходимая мера для поддержания настоящей высокой цены «придавая цифровым блокам реальный вес«, и насаждая предсказуемый, меритократический механизм распределения.

Из-за уверенности людей с ограниченными взглядами в «отсутствии решений и наличии компромиссов», бесплатный механизм с должным уровнем безопасности по определению невозможно создать, согласно Полу Сторку (Paul Sztorc):

«Перевод механизма оплаты в социальное, или политическое русло в меньшей степени транспонирует трудозатраты в соответствии с реалиями взяточничества и пропаганды.

Если у чего-то есть ценность, люди будут прилагать усилия для завладения этим предметом, процесс будет продолжаться, пока он будет экономически оправдан (MC=MR). Это усилие также является «работой». [Потому], устойчивое решение этих проблем не существует по определению, так как всегда существует мотивация работать пока маржинальная стоимость равна маржинальному доходу.»

Будущее остаётся за нами

Как мы подчеркнули, различия между криптовалютными энтузиастами, инвесторами и разработчиками могут рассматриваться в соответствии с направлениями «ограниченных» и «неограниченных» взглядов, двух конфликтующих идеологий, превосходящих по важности географическое положение, политические взгляды и происхождение.

Мы считаем, что наиболее вероятным исходом наиболее полной актуализации этих взглядов является некоторая форма сближения. Хотя будущее остаётся неопределённым, конфликт видений не прекращается, потому как в реальности нам остаётся только концентрироваться на собственных взглядах перед лицом многолетнего процесса принятия и интеграции.

Доминирующие ограниченные взгляды не являются взаимоисключающими с более абстрактными неограниченными взглядами. Хотя противостояние между валютами остаётся на поверхности, настоящий противник одинаков для всех участников системы. Хотя различия возникают по мере углубления в суть спора, цели более высокого уровня не разнятся. Сконцентрированные на конфиденциальности шифропанки хотят разрушить технологические монополии, основанные на рекламе, и Bitcoin остаётся полезным инструментом против тирании, который в то же время независим от политических, социальных и религиозных привязок. Хотя победитель в крипто интеграции, судя по всему, будет только один, эксперименты являются особенностью open-source и расширяют возможности в кратко- и среднесрочной перспективе, привлекая на рынок новых участников с различными взглядами, одновременно подтверждая существующие модели реализации.

Возможно, для создания всемирных денег, может применяться только очень ограниченный и сфокусированный взгляд, так как копирование возможностей Швейцарского банка в вашем кармане требует именно такого уровня осторожности. Если блокчейны и в самом деле являются следующим эволюционным шагом в вычислениях, эти системы могут последовать развивающейся философии, более близкой к циклу выпуска традиционного ПО, с цикличным выпуском новых версий.

Позже про эти дебаты будут вспоминать, как и про споры на заре интернета по поводу идеального стандарта протоколов, или интра сетей и интернета (более ранних блокчейнов против Bitcoin), или ещё более ранние обсуждения ценности монетарных металлов низкого качества по отношению к золоту. В конце концов, победители появятся в результате развивающегося сегодня противостояния взглядов, в процессе удивляясь тому, как они не могли этого предвидеть.

А пока, будущее остаётся за нами.

[1] https://isaacmorehouse.com/2016/05/17/constrained-unconstrained-stasist-dynamist/

[2, 3, 5] Thomas Sowell, Vision of the Anointed

[4] Nick Szabo, Money, blockchains, and social scalability

Mpdblog.ru